Формирование у дошкольников обобщенного образа взрослого

Формирование у дошкольников обобщенного образа взрослогоФормирование у дошкольников обобщенного образа взрослого через показ конкретных людей привело к тому, что в играх появились конкретные, знакомые и эмоционально близкие детям взрослые люди. Дети подражали общему характеру деятельности взрослого, содержанию и общественной направленности его труда, а также манере разговаривать, двигаться, интонациям голоса и др. При этом они анализировали изображаемый образ («Иван Максимович не так шапку носит, давай я поправлю»; «Нет, ты не Марина Васильевна, она всегда веселая, улыбается, а ты грустная»).

Анализ игр детей показывает, что взрослый не только остался для ребенка привлекательным объектом отражения, но под влиянием экспериментальной работы образ взрослого наполнился новым содержанием. В играх отражались и конкретные знания об известных людях, и обобщенные представления о них. Наблюдения за играми показали развитие эмоционально положительного отношения детей к взрослым. Значительно снизился процент игр,

В которых дети отражали отрицательные черты. Если в начале эксперимента таких игр в старших 14%, то в конце их стало 1,5%.

Взрослый человек изображался и в рисунках детей. Малыши рисовали теперь не только технику, но и людей, например летчика в самолете, танкиста в танке, пехотинцев, идущих в бой с командиром впереди. Девочки рисовали медсестер, перевязывающих раны (особенно много таких рисунков появилось после чтения рассказа «Сестра» Л. Кассиля), и др. Кроме того, дети изображали своих родителей, воспитателя, дворника детского сада, строителей, водителей машин и комбайнов и др. Желание рисовать взрослых сдерживалось изобразительными умениями детей, и они чаще стали обращаться к воспитателю с просьбой помочь нарисовать взрослого, аргументировали свою просьбу тем, что без него не могут завершить замысел рисунка: «Помогите мне, пожалуйства, нарисовать вот здесь человека, который вывешивает флаги на улице перед праздником». На предложение воспитателя: «Нарисуйте просто улицу с флагами и все»—дети объясняли: «Нет, флаги же кто-то вывешивает, и надо нарисовать, как готовятся люди к празднику».

В результате экспериментальной работы у детей появилось сознание того, что именно человек стоит в центре создания материальных и духовных ценностей. Содержание представлений детей о взрослом человеке проверялось с помощью следующих вопросов: «1. Ты хочешь быть взрослым? 2. Почему? 3. Каким ты будешь взрослым? 4. Есть такой взрослый, который тебе очень нравится? 5. Что тебе в нем нравится? 6. А есть такой взрослый, который тебе не нравится? 7. Что тебе в нем не нравится? 8. Ты любишь книги? 9. Какая твоя любимая книга, кто тебе в ней нравится? 10. На кого из взрослых ты хочешь быть похожим?». Важно было выяснить, какой образ взрослого человека сложился в представлении ребенка, какие черты взрослого для него являются положительными, отрицательными; в какой мере сложившийся образ адекватен знакомому ребенку взрослому человеку, стал ли этот конкретный человек образцом для подражания.

На первый вопрос все дети младшей и средней группы ответили утвердительно (все хотят быть взрослыми). Среди детей старшей и подготовительной групп 17% (соответственно 7% и 10%) быть взрослыми не хотели. Отвечая на второй вопрос, они объяснили это нежеланием трудиться («Взрослым плохо, работать надо»; «Скучно проводить время»; «Взрослые на работу ходят, потом дома телевизор посмотрят и все»); потерять привилегии детства («Детям подарки дарят»; «Взрослым будешь— с игрушками не поиграешь»). Объясняя свое желание быть взрослыми, дети иногда выделяли те же стороны, но оценивали их положительно («Взрослым хорошо быть, можно на работу ходить»; «Можно работать, кем захочешь»; «Взрослые могут все передачи по телевизору смотреть»). Многие дети, аргументируя свое желание быть взрослыми, подчеркивали такие черты взрослых, как широту познания («Взрослые все знают, хорошо быть взрослым»), свободу, независимость в поведении («Взрослые ходят, куда захотят»; «Можно спать поздно ложиться»; «Можно по разным странам ездить») и др.

Следует отметить, что дети среднего дошкольного возраста затруднялись в ответе на этот вопрос. Они или отвечали «Хочу, но почему, не знаю», или высказывали желание, не объясняя его («Хочу быть мамой»; «Хочу быть большой»; «Хочу, как папа, на машине ездить»). Дети младшего дошкольного возраста, как правило, на этот вопрос не отвечали. Это объясняется и уровнем развития логического мышления, и уровнем развития объяснительной и связной речи и небольшим социальным опытом.

Вопрос «Каким ты будешь взрослым?» был направлен на выяснение привлекательных черт взрослого человека, которые ребенок хотел бы иметь, и непривлекательных, которые дошкольник не хотел бы развивать в себе. Детям младшего дошкольного возраста этот вопрос мы не задавали, так как на этапе разработки методики было обнаружено, что они ответить на него не могут. Дошкольники среднего возраста отвечали, как правило, однозначно: «Буду хорошим взрослым»; «Буду, как папа».