Извини меня

Извини меняСейчас мы поведем речь не о детях, которые должны просить прощения, а о родителях.

Семья, в которой родители работают, а за детьми присматривает бабушка, у нас обычное явление. Весь день ребенок ведет себя относительно хорошо: ходит с бабушкой по магазинам, играет один или с братиком, сестричкой, другими детьми, обедает, полдничает и — все время ждет папу и маму. К вечеру нетерпение достигает предела. И когда уже малыш дождался, радости его нет границ, он скачет, кувыркается, смеется без видимой причины и, конечно, считает, что весь мир разделяет с ним его радость. Он рассказывает, что видел за день, что с бабушкой купили, показывает, чему научился, спрашивает, что принесли, для папы с мамой у него уже приготовлена игра, и он хочет, чтобы они сейчас же включились в нее.

Но у родителей совершенно другое настроение и планы. Отец и мать тоже рады ребенку, но они очень устали за день: и работа сегодня была напряженной, и погорячиться пришлось, маме еще надо было сделать покупки и принести домой тяжелую сумку. Л дома еще предстояло приготовить ужин, постелить постели, покупать и уложить детей, а потом пересмотреть детскую одежду, починить что надо, постирать мелкое белье. Мать, думая о предстоящих делах, не может сосредоточиться на том, что ребенок ей говорит и чего требует.

Все идет кое-как до той поры, пока ребенок от нетерпения или досады чего-нибудь не натворит: разобьет чашку или выльет сок на скатерть. Конечно, ничего особенного не случилось, ущерб незначителен, да и злого

Умысла не было. Но разбитая чашка вывела из терпения уставших за день отца или мать, и в раздражении они наказывают ребенка чересчур строго.

Ребенка потом трудно успокоить, и он не от боли рыдает, а от горькой обиды, которую еще не может сформулировать, высказать. Он понял, что провинился, повредил вещь, но ведь нечаянно, он же этого не хотел. И вот — несоразмерное с провинностью наказание, которое глубоко унижает его человеческое достоинство.

Наши дети теперь взрослеют быстрее, чем прежде. Когда-то по традиции отцу не перечили, иначе можно было получить пощечину. Конечно же, ребенок старался не лезть на рожон, а вся семья считала непререкаемым право отца сердиться и наказывать.

Унижение личности. Раньше дети подсознательно чувствовали тяготы жизни и не принимали близко к сердцу «воспитательные» методы родителей. Не будучи зрелыми, они, как правило, не считали себя униженными. Но ребенок нынешний? На него с малых лет влияет жизненный комфорт, лучшая среда, более широкие контакты с окружающими, воспитание в яслях, детских садах, среди детей и взрослых. А еще — влияние детских книжек, радио и телевидения, театра и кино. Неудивительно поэтому, что наши дети взрослеют раньше и в результате глубже осознают самих себя, чувствуют униженным свое достоинство, когда их чрезмерно наказывают.

Прежде родители это состояние ребенка попросту игнорировали. Со временем пройдет, подумали бы, может быть, даже понимая, что они очень строго наказали малыша, но их родительский авторитет не позволял им даже задуматься над своим поведением, не говоря уже о том, чтобы как-то исправлять свою вину.

Теперешний ребенок понимает, что он унижен незаслуженно, что наказан в припадке раздражительности отца или матери. Несправедливость его гнетет. Кто знает, не является ли скопление таких обид причиной серьезных изъянов характера у подростков, за что мы их потом так строго судим?