Как понять и исправить любовную ошибку
Отношения - Психология секса
17.08.2010 19:40

Как понять и исправить любовную ошибкуЭто резко изменило ход событий.

— Что я делала! Я имею в виду, по возрасту я годилась Дитриху в матери. Внезапно я представила себе, как все смеются за моей спиной. Я ощущала себя полной дурой. Теперь я понимаю, как я научилась игнорировать свои скрытые страхи; я просто отказывалась иметь с ними дело. Но теперь все они всплыли наружу. Я действительно ходила по горячим углям. В хороший день я выгляжу, может быть, на сорок два — от итальянских предков мне досталась оливковая кожа того типа, на которой возраст сказывается медленно, — но уж никак не на тридцать! Я просто не могла поверить тому, какой дурой я себя выставила. Тогда я поняла, что должна вернуть себе некое... достоинство. Я знала, что должна поговорить с Дитрихом.

Люси собралась с силами, позвонила Дитриху и попросила его встретиться с ней за кофе. Она хотела "кое-что" сказать ему.

— Он был похож на доброго, незаслуженно обиженного щенка, — говорит Люси. — Он начал: "Послушай, насчет этого совещания... Я знаю, что тебе было очень неловко, когда я вдруг поцеловал тебя, и мне в самом деле жаль..." Я оборвала его. Нет, сказала я, хорошо, что это случилось. Это привело дело к логической развязке. Я набрала побольше воздуха и начала свою "поучительную" речь. Я сказала, что для нас обоих будет неудобно продолжать встречаться. Между нами лежит непреодолимая пропасть — это возраст, и я не хочу удерживать его от встречи с женщиной, с которой он может завязать настоящие, серьезные отношения. Я продолжала в подобном духе минут десять, если не больше. Дитрих просто сидел и слушал, слегка улыбаясь. Он выглядел как покорный, но немного озорной студент, выслушивающий монолог преподавателя. Когда я закончила, он "попросил слова". Я помню, что нервно рассмеялась. Конечно, он может говорить все, что хочет. "Есть одна вещь, о которой ты не упомянула, — сказал он. — Я люблю тебя, и ты тоже меня любишь, знаешь ты об этом или нет".

С тех пор прошло два года. Хотя Люси долго сопротивлялась той правде, которую Дитрих открыл ей, но его уверенность в том, что он хочет жениться только на ней, постепенно подтолкнула ее к решению.

— Мы все обговорили. Я спросила его: "А что будет через двадцать лет, когда ты еще будешь молод, а я превращусь в старуху?" Его это не беспокоит. Я убеждена в его любви. А теперь я убедилась в чем-то не менее важном — в том, что я заслуживаю этой любви. Несмотря на разницу в нашем возрасте, я достойна, желанна и самодостаточна — моя самооценка невероятно возросла. Вряд ли она может рухнуть, даже если по той или иной причине исчезнет Дитрих. Теперь я знаю гораздо больше о себе и о том, чего я хочу на самом деле. Я готова принять любовь Дитриха и готова дать ему свою любовь.