Нарушениями фонематического слуха в следовой деятельности

Нарушениями фонематического слуха в следовой деятельностиНарушениями фонематического слуха в следовой деятельности объясняются проявления акустико-мнестической афазии. У больных сказываются пострадавшими прежде всего процессы слухоречевой памяти, что обнаруживается в удержании и воспроизведении серий слое. В собственной речи наблюдается забывание слов.

Наконец, при очаговых поражениях теменно-височно-затылочных отделов доминантного полушария А. Р. Лурия описывает свооеобразный синдром «семантической» афазии. У этих больных обычно нет нарушений ни артикуляции, ни фонематического слуха. Расстройства речи у них носят более сложный характер и обнаруживаются в операциях со сложными логико-грамматическими конструкциями, от деталей которых и зависит смысл (семантика) фразы. Это атрибутивные конструкции типа «собака хозяина» или «хозяин собаки». Особенно затруднено понимание сравнительных конструкций вроде «Миша старше Вани»; конструкции с предлогами и наречиями, обозначающими пространственные отношения, например: «круг под треугольником», «зима перед весной» и некоторые другие.

Очаговые поражения доминантного, обычно левого, полушария мозга ведут к возникновению у взрослых более или менее избирательных форм этих афазий.

В детском, особенно школьном, возрасте очаговые поражения доминантного полушария мозга принципиально могут проявляться теми же основными афатическими синдромами, что и у взрослых. Чаще всего это комплексные формы сенсомоторных афазий с преобладанием в клинической картине того или иного компонента 1. Типично в этом отношении следующее наблюдение2.

Вася Б., 9 лет, учащийся 3-го класса, правша. Был сбит автомашиной. Произошел вдавленный перелом в левой лобно-теменно-височной области. Произведена срочная обработка раны с удалением костных отломков, сгустков крови и мозгового детрита. По выходе ребенка из бессознательного состояния обнаружены легкий правосторонний гемипарез, правосторонняя гемигипестезия, тяжелое расстройство речи — моторная и сенсорная афазии.

При обследовании через полгода собственная речь почти полностью отсутствовала: ребенок произносил лишь несколько различно интонированных слов (да, нет, посмотри, поди, мяу, гав-гав, бум. бах). Имелись отчетливые трудности понимания чужой речи, нарушения фонематического слуха, отчуждение смысла слов, неудержание звуковых и словесных рядов. Повторная речь была почти невозможна; при попытках повторения одноили двусложных слов возникали обильные литеральные парафазии. Кроме указанного, имелись оптикопространственные расстройства, проявлявшиеся, в частности, в смешениях и неузнаванни букв. Чтение и письмо были практически невозможны. Поведение мальчика нарушено: он расторможен, некритичен, резко истощаем.

Двухмесячный курс систематических занятий с логопедом привел к значительному улучшению не только речевых функций ребенка, но и его поведения. Появились критика своего дефекта, интерес к занятиям. Стало возможно речевое общение. Мальчик стал понимать обращенную к нему речь, отвечать на вопросы, пересказывать содержание картинок и рассказов. При этом обнаруживалась бедность словарного запаса, односложность и резкая аграмматичность собственной речи с обилием речевых стереотипов и дефектов артикуляций. Стали доступны чтение и письмо в виде отдельных коротких фраз. По-прежнему оставалась наиболее расстроенной речь при повторениях.

При обследовании через 2 года, на протяжении которых мальчик систематически занимался с логопедом, выяснилось, что афатический дефект выражен незначительно. Мальчик свободно вступает в речевой контакт, понимает любые формы речи окружающих. Лишь иногда удается отметить амнезии слов и отдельные артикуляторные поиски в собственной речи. В письме встречаются литеральные замены.


Похожие статьи:
Смотрите также: