Послушание, повиновение, дисциплина

Послушание, повиновение, дисциплинаНоворожденному позволено все. Но он многого и не требует: спит, ест, кричит и т. п.

Тут уж действительно ничего не запретишь. Но дни идут, и требований становится значительно больше — физическое и умственное развитие малыша приобретает взрывчатый характер. Своим криком он добивается, чтобы к нему подошли, покачали, он хочет сидеть, ползать, ходить и т. д. Он пытается стянуть со стола салфетку, сбросить вазу, разорвать бусы, тянется к блестящим очкам.

Все его желания мы не можем или не хотим выполнить. А запрет не имел бы смысла, поэтому лучше ребенка отвлечь, переключить внимание на что-нибудь иное. В большинстве случаев это удается, так как у ребенка в этом возрасте память еще «короткая». Матери проявляют инстинктивную терпеливость, могут сотню раз подать ребенку игрушку, которую тот в сто первый выбросит из коляски. Но пока еще бессмысленно что-то запрещать, так как малыш ничего не поймет. Терпеливая мать не пытается игрушку спрятать, а подает снова и снова, дожидаясь, когда ребенок устанет.

Но уже следующая возрастная стадия (ползун) предоставляет более широкое поле деятельности для выработки послушания. Мать и отец понимают все увеличивающуюся ответственность за поведение малыша. Если он, ползая по комнате, коснется горячей печки, может обжечься, если сунет пальчик в ящик стола, может изувечить руку, опрокинет на себя кастрюлю с кипятком — обожжется и т. д.

Приходит пора запретов, некоторые действия уже не дозволяются. Слово «нельзя» становится все более употребительным. Ребенка отводят от опасности, поучают его, разъясняют, что могло бы произойти, если бы он сделал то или это. Но стремление к познанию сильнее, чем некоторые запреты. Ребенок все-таки хватает спички, тянется к горячему предмету и т. п. Казалось бы, горький опыт мог бы научить его лучше, чем любые наши слова. Но нет, часто и этого недостаточно. Впрочем, у нас, взрослых, бывает не лучше — знаем ведь, что кастрюлю на зажженной плите оставлять без присмотра нельзя, а нет-нет да и нарушим это правило. А на собственных ошибках учимся, создаем определенный стереотип поведения. Но стереотип — дело не вечное. Как у нас, так и у ребенка со временем он «выцветает», и надо время от времени его подкреплять. Мы, взрослые, усиливаем его после очередного промаха, а детей постоянно наставляем: «Осторожнее», «Будь внимательна», «Не прикасайся к плите» и т. д.

Запреты и постоянные напоминания в конце концов достигают цели — ребенок становится осмотрительнее.

Дошкольник настолько зрел умом, что вполне поймет разумное обоснование: «Не хватайся за кастрюлю: она горячая, обожжешься». Он начинает воспринимать запреты как предохранительные указания, оберегающие его от ранений и травм. Но вслед за запретом следуют повеления. Особенно важны повеления и приказания 8 области отношений к людям и животным, позднее — я к вещам. Это — первые побуждения к формированию отношений: «Помаши ручкой», а потом: «Скажи «здравствуйте». «Подай руку», «Поблагодари», «Попроси» я т. д.