Проблема внебрачных детей

Проблема внебрачных детейПроблема внебрачных детей не столь уж безобидна, как может показаться на первый взгляд. Как пишет доктор юридических наук Д. Чечот в журнале «Человек и закон» (1986, Ы 3), около 10 % всех детей рождается вне зарегистрированного брака. Конечно, часть из них обретают затем отцов — родных или не родных. Но сколько из них вырастают, так никогда не изведав ни материнской, ни отцовской ласки! Ведь почти в каждом областном центре, во многих других городах имеются дома грудного ребенка, дошкольные детские дома. Это в мирное время! Через 10—15 лет эти дети станут взрослыми людьми. Думают ли их горе-родители о том, как войдут эти люди в самостоятельную жизнь и по какому образцу и подобию будут ее строить?

Хотя добрачные сексуальные связи могут завершаться созданием благополучных семей, однако не следует недооценивать того нравственного ущерба, который таит в себе такая беспорядочная половая жизнь. Она приводит к моральному опустошению, неумению ценить радости настоящей любви, счастье семейной жизни. И потому не следует слишком успокаивать себя мыслью о том, что молодые люди перебесятся, а потом все будет в порядке. Многие эту сексуальную раскованность молодости несут и в свою семейную жизнь. В итоге супружеская верность подменяется внебрачными половыми связями, которые угрожают здоровому нравственному климату в семье и прочности брака.

Как пишет Д. Чечот, в одном из социологических опросов замужних женщин около 40 % из них заявили, что считают вполне возможной супружескую неверность своего мужа и одновременно полагают, что и они сами вправе вступить в интимные отношения с человеком, который им нравится. Для сравнения отметим, что 8! % опрошенных мужчин и 43 % женщин указали, что они вступили в первую половую связь до 18 лет. Даже если допустить, что эти цифры несколько преувеличены из желания молодого поколения показать свою «современность» в вопросах пола, они все же подтверждают важную мысль: добрачный опыт интимной близости не только не способствует прочности супружества, но и угрожает опасностью разгула грубого секса.

С другой стороны, эта статистика позволяет более правильно оценить роль представителей мужского и женского пола в установлении добрачных и внебрачных половых связей. Как известно, одни склонны обвинять в этом юношей, мужчин, другие — девушек, женщин, соответственно приписывая повышенную сексуальность тому или иному полу. Однако такой подход грешит односторонней предвзятостью и необъективностью.

По утверждению сексологов, в оценке мужской и женской сексуальности надо исходить из двух понятий: сила желания (т. е. степень выраженности полового влечения) и особенности его проявлений (т. е. подовое поведение). Считается доказанным, что сила полового влечения примерно в одинаковой мере присуща представителям мужского и женского пола, а вот проявления этого желания у них существенно различаются.

У мужчин преобладает стремление к половому акту, отсюда вытекает активный, «наступательный» характер их поведения в сексуальных взаимоотношениях. У женщин более выражено стремление к прикосновениям, тесному контакту с любимым. Отсюда большая тяга женщин к ласке, поцелуям, поглаживаниям и т. п., благодаря которым у нее появляется и нарастает половое возбуждение и желание физической близости.

Такое своеобразное распределение ролей отнюдь не означает, что только мужчины проявляют половую активность, а женщины играют пассивную роль. Уже говорилось, что первичным стимулом для мужской активности служат не только физические данные женщины, но и определенная манера ее поведения, первые проявления которого наблюдаются задолго до половой зрелости, т. е. заложены в природе женского пола.