Случай преимущественно моторной афазии

Случай преимущественно моторной афазииПри менее тяжелых очаговых поражениях мозга у детей наблюдаются и более избирательные формы афазии. Приводим случай преимущественно моторной афазии.

Нина К., 13 лет, ученица б-го класса, правша. Больна в течение полугода: головные боли, повышение внутричерепного давления с наличием застойных сосков на дне глаз, легкая правосторонняя пирамидная недостаточность, незначительные трудности понимания речи окружающих, снижение фонематического слуха и воспроизведения серий слов.

После оперативного удаления опухоли мозга (менингиомы), располагавшейся в белом веществе височной и нижнетеменной долей, наблюдались правосторонний гемипарез и гемианопсия и преимущественно моторный афатический синдром, который обнаруживался на фоне сохранного сознания: девочка ориентирована в окружающем, эмоциональна, критична к себе и своему дефекту.

Моторный дефект речи был наиболее выражен. Наблюдались оральная апраксия, поиски необходимого артикуляционного уклада и трудности переключения с одного уклада на другой при произнесении слов, многочисленные замены звуков, их перестановки и искажения. Подсказ помогал девочке. Кроме нарушений звукопроизношений, наблюдались амнезии слов, аграмматизмы, недостаточная плавность речи. Указанные дефекты затрудняли в равной мере собственную речь, повторение и чтение вслух.

Выдержка из протокола собственной речи ребенка

[Пересказ отрывка «Белый котик» из пособия под редакцией Р. Е. Левиной (I960, стр. 59) по исправлению недостатков произношения, чтения и письма учащихся]

— У Милы был... У Милы был котик. Он назвал котик... Он был белый и он назвал котика... бел... белок... белы ... Белкой. Однажды... У мамы были чул... чул... чулки и она вязала... Она их вязала. Она вышла из комнаты. Белка прыгнул на стул... нитки упали на пол... Они все забу... зату... запутались. Мама пришла в комнату, увидела нитки запутались и сказала: «Ай, ай, что ты потелал Белка! Ты шулуш... шалу... и».

Выдержка из протокола чтения вслух

Раскрась цветными карандашами

Раскра... раскраси цветы... цвет-иы-ми... карась... каран..

Караимоши.

Врач надел халат

Врач намелawi... хадат.

Ь то же время понимание речи окружающих и спонтанное письмо были сравнительно сохранены. Дефекты фонематического слуха, отчуждение смысла слов и нарушения слухоречевой памяти возникали лишь при предъявлении малонривычного речевого материала или на фоне утомлении. Сравнительная сохранность письма проявлялась в том, что девочка постоянно предпочитала письменные ответы устным («давайте я вам лучше напишу»). При этом в письменной речи хотя и возрастало число буквенных замен, но аграмматизмов становилось отчетливо меньше, чем в устной речи.

Говорит: «Мила ест баранкой». Пишет: «Мила ест баланку».

Говорит: «Девочка рас... рас... ращ... ращазывает волосы расческа». Пишет: «Девочка расчащывает волосы расщеткой».

Занятия с логопедом в послеоперационном периоде привели к значительному восстановлению возможности речевого общения, девочка стала говорить фразами с меньшим числом парафазии и аграмматизмов. Значительно нормализовалось письмо. Через несколько месяцев девочка вернулась в массовую школу.

Следующее наолюдение в противоположность только что описанному иллюстрирует случай преимущественно сенсорной афазии у ребенка того же возраста.

Коля Б., 13 лет, учащийся 6-го класса, правша. Заболевание началось с забывания названий предметов и имен окружающих. Затем появились эпилептические припадки. Обследование позволило диагностировать внутримозговую опухоль преимущественно височной локализации слева.

Афатическое расстройство речи проявлялось у мальчика на фоне сохранного сознания, правильной ориентировки в окружающем и активного стремления преодолеть свои дефект. Нарушений праксиса и зрительно-пространственных расстройств не наблюдалось. Собственная речь бедная и мальчик пользуется сю мало, хотя может иногда легко произносить целые фразы («Я не знаю, мои мама приехала» и др.). Наблюдаются многочисленные амнезии слов, вербальные парафазии, неоконченные фразы, обрывки их. Понимание речи нарушено грубейшим образом: ребенок не понимает даже бытовую речь, часто наблюдаются парагиозии и отчуждение смысла слов. Специальное обследование вскрывает грубейший распил системы фонем, мальчик смешивает даже грубо противопоставленные из них а — у, п — р и др. Аналитическое чтение и письмо, удержание и воспроизведение словесных рядов невозможны.

Наряду с таким грубым распадом коммуникативных форм речи мальчик легко производит ряд механических операций с речевыми сигналами — имитирует услышанные звуки, сравнивает буквы в даже механически читает, совершенно не понимания читаемого.

Кроме преимущественно моторных или сенсорных форм афазий, при очаговых поражениях мозга у детей наблюдаются избирательные синдромы афазий амнестического типа. Примером такой формы афазий может служить следующее наблюдение.

Оля В., 10 лет, ученица 4-го класса, правша. Страдает хроническим левосторонним гнойным средним отитом. В связи с резким острым ухудшением состояния (температура 40°, рвота, потеря сознания, менингеальные симптомы, нарушение речи) была срочио оперирована. Произведена радикальная операция левого среднего уха со вскрытием экстрадуральиого абсцесса средней черепной ямки.

При обследовании через 10 дней после операции обнаружена на фоне обшемозговых расстройств (неконтактна, заторможена, истощаема, негативна) умеренно выраженная акустико-мнестическая афазия (по А. Р. Лурия). Девочка испытывает затруднения в назывании предметов и их изображений на картинках, обнаруживая при этом амнезии слов, вербальные и литеральные парафазии, не удерживает слухоречевые ряды (дажа из двух слов).

При осмотре еще раз через 10 дней отмечены нормализация общего психического состояния и значительное уменьшение проявлений акустико-мнестической афазии. Имеются лишь легкие трудности называния в виде увеличения латентных периодов речевых реакций и затруднения в удержании словесного ряда из 4—5 элементов.

Таким образом, первый вывод, который можно сделать относительно афатических расстройств речи у детей, заключается в том, что очаговые поражения мозга у детей школьного возраста проявляются принципиально теми же клиническими картинами, которые описываются у взрослых.


Похожие статьи:
Смотрите также: