Установление контакта с ребенком

Установление контакта с ребенкомВ момент установления контакта с ребенком его внутреннее напряжение начинает разряжаться вовне и нередко принимает форму генерализованной агрессии, как бы направленной на все окружающее. Он начинает разбрасывать игрушки, стремится их уронить, рассыпать, фабула игры принимает агрессивную форму. Ребенку нужно помочь освободиться от сковывающего его напряжения. Взрослому следует предложить игру, которая позволила бы осуществить агрессивно насыщенные действия ребенка в социально приемлемой форме: стрелять из пушки по «врагам», играть в солдатиков, фейерверк и т. д.

Например, мальчик развалил сооруженную им башенку, разбросал кубики, бьет по ним. Тогда взрослый быстро начинает рисовать на стене разноцветные пятна, весело комментируя агрессивные действия ребенка как игру в салют, восклицая: «Какой замечательный салют ты устроил!»,— и они подбрасывают вместе эти кубики. Ребенок впервые улыбается, напряжение его почти проходит; он уже терпеливо ждет, пока появится на стене новое изображение пятен, изображающих огни салюта; после каждого «залпа» бурно радуется, просит: «Давай еще!»

Однако необходимо следить, чтобы ребенок не застревал на агрессивных сюжетных развязках игр. Общая трактовка игры должна быть обязательно социально приемлема.

Агрессивные действия аутичного ребенка, как указывалось, могут быть и примитивным способом контакта с другим человеком, отражать его первые неумелые обращения к другим людям, попытку играть с детьми. Ребенок может толкнуть другого, сорвать с него шапку и отбежать со смехом, как бы вызывая того на игру. Часто это толкуется как агрессивность, между тем как взрослый может подхватить эту внешне грубую попытку контакта и постараться придать ей форму подвижной игры.

Как указывалось выше, один постоянный агрессивный сюжет игры может быть стихийной попыткой ребенка организовать «психодраму» — достичь катарсиса (момента наивысшего напряжения и эмоциональной разрядки). Возникающий при этом выраженный положительный аффект помогает ребенку освободиться от пугающего его впечатления. В этом случае взрослый должен помочь ему найти благополучное и социально правильное разрешение пугающей ситуации.

Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что агрессия аутичного ребенка — явление неоднозначное. Отношение взрослого к агрессивным действиям ребенка должно строиться в зависимости от их природы. И если одни формы агрессии следует игнорировать либо подавлять социальной организацией форм поведения, то другие являются необходимым этапом адаптации ребенка к социальным формам отношений.